Контакт | О нас
ANHA

Важное обращение адвоката Оджалана

ПРЕСС – ЦЕНТР – Один из адвокатов лидера курдского народа А. Оджалана Джангис Юракли акцентировал внимание на стремлении Турецкого государства ужесточить изоляцию без права на возражение и обжалование. Но реализация данных планов столкнется с еще более мощной борьбой, и более решительным требованием соблюдения норм и прав человека.

Один из адвокатов курдского лидера А. Оджалана Джангис Юракли дал интервью информационному агентству «Hawar» относительно условий изоляции, наложенных на Оджалана. Подчеркнув также, что будут приложены все усилия в сфере юридических прав и прав человека, чтобы снять изоляцию и сократить нарушения прав человека.

— Можете ли вы рассказать нам об условиях и атмосфере изоляции, наложенной на лидер курдского народа Абдуллу Оджалана, а также почему  отвергаются посещения адвокатов?

В действительности, начало ссылки или изоляции, бесспорно являющейся условием Имрали, и обстоятельства, в которых г-н Оджалан был арестован, идентичны. Но важно также сказать, что термин изоляция является абстрактным, и его не достаточно, чтобы описать практику осуществляемую в Имрали. Должно быть понятно, что в нынешних условиях вне изоляции в течение длительного времени. В правовой традиции, изоляция считается одной из форм пыток в отношении человека. В дополнение к этому каждый прекрасно знает, что такая изоляция продолжается  в течение 19 лет и достигла самого высокого уровня, и это также было одобрено Европейским судом по правам человека, а также Европейского комитета против пыток. Система используемая в Имрали, включает в себя как изоляцию, так и систему пыток.

Такой же в отношении курдского вопроса и проблем Ближнего Востока  была разработана система специальной войны. На основании всех этих данных, система Имрала представляет собой систему, которая является незаконной, а любые определения и описание прав человека остаются незавершенными. Оджалан был лишен всех прав, признанных международными нормами и законами. Здесь мы не говорим о каких-то временных мерах и настроениях и ограниченниях. Помимо основных прав, таких как право коммуникации, средства массовой информации, и прогулка во дворе, обманным путем было предотвращено посещение адвокатов и членов семьи. В соответствии с международными нормами и законами не возможно предотвратить посещения адвокатов. С 1999 были определены часы встреч с адвокатами, г-н Оджалан отводилось всего два часа, и после период времени была снижена до одого часа.

Это не означает, что визиты осуществлялись постоянно, всегда воспрепятствование встречи адвокатов в соответствии с политической атмосферой и надуманными предлогами, такие как «неисправность судна» или «плохая погода». Усиленные меры по предотвращению юристам визитов к г-ну Оджалана начались с 2002 года, где вначале запрещались встречи в течение трех месяцев подряд. Данные усилия и методы были своего рода ответом на попытки мирного урегулирования и усилия, выдвинутые г-ном Оджаланом. Эти методы продолжались до 2005 года, и совпадают с правовыми изменениями, называемых «Оджалан законами». Наконец, встречи адвокатов с г-ном Оджаланом были предотвращены окончательно, несмотря на все усилия и попытки, с 27 июля в 2011 г. Этот этап совпал с известными среди общественных собраний, на «встречах Осло», а также встречи Имрали. В этот период, и во время встречи, г-н Оджалан поставил проект по демократии и прочного мира. Несмотря на все конспирологические усилия и трудные обстоятельства, но г-н Оджалан настойчиво продолжил все его усилия по достижению мира. Однако эти усилия Оджалана отрицательно сказались на всех его основных правах, и не поддаются никаким законам и принципами, и применяются в качестве средства давления, шантажа и пыток.

Важно отметить, что в настоящее время мы не общаемся и не получаем, какой-либо информации о г-на Оджалана и других задержанных в трех наших клиентов тюрьмы на острове Имрали.Особенно после того, как 11 сентября 2016 года, мы не можем общаться каким-либо образом, прямо или косвенно, через сообщения, факс, или любые другие способы. Отказ позволит нам общаться с нашими клиентами, а также условие изоляции неприемлемы, и представляют угрозу для жизни наших клиентов, в частности, увеличивают сомнения по поводу безопасности и здоровья наших клиентов.

 — Почему Европейский Комитет против пыток и Европейским суд по правам человека не опубликовал доклад, и каково ваше мнение относительно их позиций?

Система в Имрали является глобальной системой, и должна распознавать и понимать цели заговорщиков, и означает, что конкретно они предпринимают для достижения этих целей. С одной стороны последовало политические и социальные меры, и европейские правозащитные институты, такие как Европейский комитет против пыток и Европейский суд по правам человека, принял на себя задачу определить систему Имрали и изоляции. Несмотря на то, что предпринимаются временные меры  и решения, но ответственность в цепной системе изоляции в Имрали и отложение рассмотрения дела, лежит на этих учреждениях.

Эти учреждения, цель которых работа в области защиты прав человека и борьбе против пыток, еще не принял позицию по незаконной территории, такие как Имрали, и не представили каких-либо доказательств уголовной ответственности. Эти позиции могут быть выяснены на основе законов. После 15 июля появилось много четких данных о безопасности  г-Оджалана. На основании этих данных он направил несколько обращений в Комитет против насилия, но не было реализовано проверок условия жизни г Оджалана. Хотя Комитет посетил турецкие тюрьмы в три раза с 15 июля, но он не рассматривал ситуацию с тюрьмой в Имрали, которые представляют наибольшую опасность. Это будет означать, что двери тюрьмы Имрали закрыты даже в лице Комитета против пыток, или что существует договоренность. Эти два варианта неприемлемы ни в какой форме.

Согласно закону и правовым нормам различных органов и учреждений, посещать тюрьмы, но эти права и механизмы не применяются к тюрьме Имрали. Здесь подчеркивается важность Комитета против пыток является единственным европейским институтом права посещать Имрал и доставку информации для общественного мнения. Соответственно, единственный источник информации, этот комитет. Но он еще не представил свой доклад, в котором содержатся доказательства и предложения о его посещении тюрьмы Имрали 28-28 апреля 2016 года, несмотря на то, что прошло более года с визитом. Согласно правилам комитета, он не публикует отчет, если соответствующее государство отказывается от него. Поэтому ясно, что Турция этого не допускает, и соответственно данный комитет не может раскрывать отчет. В докладе не включаются санкции, но включается описание статуса и извещения для общественности. Если Турция запрещает публикацию отчета, это означает, что она направлена на предотвращение разоблачения незаконной ситуации в Имрали и направлена на то, чтобы скрыть информацию от общества  и международного сообщества.

 

Что вы думаете о международном безмолвии и о жесткой изоляции, наложенной на Оджалана?

Если вы имеете в виду «международное сообщество» стран и институтов, то эти страны имеют общие основания, основанные на экономических, политических и коммерческих интересах, и поэтому его позиция означает участие в заговоре против Оджалана, а не просто безмолвие. Нынешняя ситуация, подробно описанная г-ном Оджаланом, — это нападение сил капиталистического модернизма на приближение демократической современности. Они нацелены на то, что благодаря Оджалан, был достигнут прочный мир, демократическое решение и воля равноправной жизни народов Ближнего Востока. Более того, 19-летний режим Имрали и условия изоляции, наложенные на г-на Оджалана, являются незаконными.

Однако, согласно нашим наблюдениям, многие общества, неправительственные организации, демократическое общественное мнение, интеллектуалы, мыслители и многие международные центры, не согласны с этой ситуацией. Они прилагают активные усилия на многих форумах и встречах, осуждая изоляцию и требуя свободы г-на Оджалана в качестве гарантии разрешения существующего кризиса. Вопрос в том, «достаточно ли этого?» Однако нельзя обратить вспять борьбу и усилия различных групп общества, которые противостоят действиям направленных против г-на Оджалана.

— Можете ли вы рассказать о своих программах и планах, как юристов, в борьбе против изоляции Оджалана?

Подход к системе изоляции г-на Оджалана, введенный в Имрали, является нарушением закона. Эту ситуацию можно обойти различными механизмами преследования и устанавливать право защиты нашего клиента. Как юристы, мы предприняли ряд усилий для обеспечения защиты наших клиентов и контроля их безопасности и здоровья. Это только одно из наших прав, так же как и наша главная ответственность.

Прежде всего, приоритетом является вопрос о том, является ли режим исполнения в соответствии с основными правами и свободами человека. Помимо продолжающихся судебных процессов над г-ном Оджаланом, у нас есть много заявок на национальные и международные судебные механизмы для преодоления абсолютной изоляции. В дополнение, мы находимся в правовой инициативе по установлению других основополагающих прав, законно определяемых статусом здоровья Оджалана и правом на посещение. Процедуры, такие как жалобы и уголовное преследование, также проводятся против властей, которые нарушают эти законы. Существуют также определенные юридические процедуры в отношении должностных лиц, которые препятствуют осуществлению этих прав и требований без правовой основы. Европейский суд по правам человека и Комитет против европейского насилия также находятся в постоянном контакте с проблемой серьезной изоляции. В ООН есть также заявки на осуществляемые пытки. Кроме того, общество имеет право требовать и получать доступ к информации о г-не Оджалане. Что касается г-на Оджалана, то вопрос доступа к информации доступ к информации со стороны общественности имеет жизненно важное значение. Поэтому система Имрали должна быть опорочена во всех ее аспектах. Провал этой системы является гуманитарной ответственностью и фундаментальным демократическим правом для всех людей и учреждений.

ANHA